Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Мысли о книге: У.Г.Кришнамурти "Биология просветления"


Уппалури Кришнамурти (не путать с Дж. Кришнамурти) – один из самых противоречивых гуру просветления, хотя сам он категорически отказывался называть себя гуру, уверял всех, что учат просветлению только шарлатаны и вообще – нет такого понятия как «просветление». Есть «естественное состояния», которое может произойти с каждым после физиологической катастрофы, в ходе которой будут почти полностью разрушены механизмы человеческого выживания, которые человек (и любой живой организм) накапливал всю свою эволюционную историю. Его любимая, часто повторяемая фраза: «Я ничему не могу вас научить, потому что учить нечему. Там нет абсолютно ничего». Не случайно его называют «анти-гуру».

Книга У. Г. Кришнамурти «Биология просветления» не для тех, что любит трансцендентальную метафизику. Автор груб, прямолинеен и с огромным презрением относится к тем, что занимается «духовным поиском». При этом у него как-то само собой получалось, что сотни людей приходили к нему, задавали вопросы и выслушивали ответы, в которых он раз за разом объяснял, что (1) объяснять нечего, (2) верить его словам не надо, (3) никакого учения у него нет и (4) вообще все, что они говорит понять невозможно, потому что это нельзя выразить словами и человеческими образами.

Сам Кришнамурти испытал на себе то, что обычно называют просветлением или пробуждением, но сам он предпочитал слово «катастрофа». После нее он начал жить исключительно в настоящем моменте, полностью поглощенный только тем, что происходит сейчас. У него исчезли любые желания, влечения, мечты. Мир потерял свою двойственность – все стало единым, неразделимым, а сам он стал воспринимать себя лишь как неотделимая частица этого целого. Осталась память и способность думать, но (по его собственным словам) ум перестал быть хозяином, а стал слугой. «Пока вы не задали вопроса, ум во мне вообще никак себя не проявляет. Вы задаете вопрос – я подзываю ум, он открывает передо мной память, и я пытаюсь выудить из нее слова, чтобы ответить. Вы уходите из моего поля зрения, ум исчезает, вы сами для меня исчезаете, и я снова нахожусь в абсолютном безмысленном покое».

Очевидно, что Кришнамурти обладал аурой просветленного. Видимо, именно поэтому человек, который ни к чему не стремился и никого не хотел учить, тем не менее сумел «собрать» сотни учеников, которые были счастливы просто находиться рядом с ним и слушать его учение о том, что никакого учения нет. Благодаря им он в общем-то и выжил – если перед ним не стали тарелку с едой, он мог не есть неделю. Если ему не покупали теплую одежду, он мог ходить зимой босиком. Его можно было оставить у окна и он мог смотреть в окно часами не отрываясь и не моргая. При этом «овощем» он не был – как раз наоборот. Записи бесед с ним говорят об очень остром уме, прекрасной памяти и эрудиции, чувстве юмора и полном присутствии в разговоре. Как такое в принципе могло быть? Хотя бы для того, чтобы понять это, стоит прочитать книгу.

В «Биология просветления» собраны беседы с Кришнамурти в первые годы после «катастрофы», в которых он детально описывает, как с ним происходил процесс просветления со всеми его физиологическими, психологическими и когнитивными изменениями. Сам Кришнамурти не видел ничего духовного или религиозного в просветлении – просто кардинальная перестройка физиологии, а, следовательно, и психологии человека.

Во многом именно этими деталями изменений в физиологии и психологии «просветленного» и интересна книга. Кришнамурти старается быть предельно объективным, честным и беспристрастным. В этом его сила и сила его слов.
Состояние просветленности начинает приобретать смысл с точки зрения эволюционной биологии. Любой живой организм, включая простейших одноклеточных (а) отделен от остального мира, (б) умеет оценивать объекты внешней среды как хорошие, плохие или нейтральные, (в) действует соответственно и (г) размножается. Просветленный человек (по Кришнамурти) не отделен от вселенной в целом, ничего никак не оценивает, не делит, не противопоставляет, ни к чему не тянется, ничего не отталкивает. Соответственно, не имеет никаких эмоций и/или мыслей. И наконец, у просветленного нет ни малейшего желания «размножаться». Находясь в естественном состоянии, он лишь наблюдатель за жизнью вокруг себя; понимающий, что происходит, но не имеющий никакого желания в этой жизни хоть как-то участвовать.

Читать дальше... http://www.moyavolga.com/#!Мысли-о-книге-УГКришнамурти-Биология-просветления/c1ab9/5634e5270cf28bf12d8973ba

Ваш маркетинг - отстой!

Книга Марка Стивенса «Ваш маркетинг – отстой» (Your Marketing Sucks by Mark Stevens) относится к той категории популярных книг по бизнесу, которые сразу становятся настольными у генеральных директоров и владельцев малых и средних предприятий. Книга очень живая, написана простым и понятным языком и сопровождается однозначно трактуемыми примерами из жизни. Особый колорит придают книге безаппеляционность, прямолинейность и неприкрытая хамоватость самого автора. Рассказывая о своих клиентах – тех самых, в компаниях которых и отрабатывались приемы экстремального маркетинга – Марк не боится быть презрительно-снисходительным, не забывая при этом постоянно похлопывать самого себя по плечу. Он как бы подмигивает читателю, говоря: «Посмотрите, с какими идиотами мне приходилось иметь дело. Что бы с ними стало, если бы не я?!» Читателю это как бы должно нравиться.

Начинается книга в модном нынче стиле – с полного и бесповоротного разгрома маркетинга в его сегодняшнем состоянии. Набор обвинений при этом остается довольно стандартным: оторванность от реальных продаж, увлеченность рекламой, рыхлая стратегия, непонимание потребностей потребителя, отсутствие финансовой ответственности за результаты. Поплясав немного на трупе убитого медведя, Марк заявляет, что не все еще потеряно для тех, кто воспользуется разработанными им принципами Экстремального Маркетинга. Под фанфары и бой барабанов открывается занавес – автор представляет сгорающему от нетерпения читателю свою революционную методику.

Туман рассеивается и выясняется, что все предлагаемые Марком идеи – просто в своеобразном стиле и очень кратко изложенный учебник «Маркетинг для чайников». Новичок больше узнает на любых двухдневных курсах повышения квалификации. Ничего не только нового, но и просто оригинального читатель, хоть немного знакомый с маркетингом, в книжке не найдет. Что мы видим в сухом остатке?


1. Маркетинг должен быть ответственным за результаты бизнеса, более конкретно – за эффективность продаж.
2. Эффективность маркетинга должна измеряться деньгами.
3. Маркетинг должен быть четко сфокусирован на целевой аудитории бизнеса.
4. Все маркетинговые программы должны иметь ясные и конкретные цели.
5. Достижимые и понятные маркетинговые цели лучше недостижимых и непонятных.
6. Маркетинг – это не только реклама, но и много всякого другого.
7. У каждой компании должна быть маркетинговая стратегия.
8. В маркетинге нельзя быть догматичным, надо уметь экспериментировать и постоянно искать что-нибудь новое.

Однако Марк понимает, что этот набор банальностей должен как-то оправдывать название Экстремального Маркетинга. В книге под видом экстремальности чаще всего подают разного рода кавалеристские наскоки. Например, автор предлагает руководителю компанию немедленно остановить все маркетинговые проекты, рассмотреть каждый из них по отдельности и однозначно ответить на вопрос: «Приносит ли этот проект деньги?» Если продажи растут – проект оставляют, если не растут – от проекта безжалостно избавляются. От такого экстрима просто дух захватывает!

Интересно, что последователи такого подхода очень быстро выяснят, что именно остановка проекта и является лучшим способом определить его ценность. Когда после маркетингового эмбарго продажи начнут падать, а клиенты разбегаться. Только вот для восстановления продаж до старого уровня потребуется несравненно больше усилий. Скоро также выяснится, что самый лучший маркетинговый проект, почти всегда ведущий к увеличению продаж, - это проект снижения цен.

Другая сторона экстремального маркетинга – Марк Стивенс предлагает бизнесменам быть креативными, инновационными, не бояться смелых идей и революционных маркетинговых решений. Вот только как измерить в деньгах будущие продажи от внедрения революционной идеи? Кто в силах рассчитать экономическую выгоду от совершенно нового продукта? Здесь советы Марка напоминают старый анекдот о мудрой сове, которая посоветовала мышкам стать ежиками, чтобы защититься от злой лисы. А когда мышки спросили, как именно они станут ежиками, сова ответила: «Не грузите меня тактическими проблемами. Я тут занимают стратегией».

Тем не менее книга производит хороший освежающий эффект. Поклонникам Джека Траута она должна непременно понравиться. Жалко только бедных маркетологов, которых директор вызовет на ковер и скажет: «Вы мне рассказывали, что у нас на упаковке покупатели ни одной буквы различить не могут? Так вот, я останавливаю проект дизайна новой этикетки, пока вы мне точно не скажете, насколько это увеличит наши продажи!»

Как выиграть в лотерею

Книга Нассима Талеба «Одураченные случайностью» для меня настоящей находкой. К сожалению, издана она в России мизерным тиражом каким-то никому не известным издательством. А между прочим, эту книгу Fortune включил в список «75 самых умных бизнес книг». Приятно было найти автора, чьи взгляды настолько совпадают с моими собственными, особенно в вопросах понимания вероятности в социальных науках. Мы оба – убежденные попперианцы и не верим в существование «законов» экономики и экономического развития.

 

Как следует из названия книга, речь в ней идет о чудовищных ошибках, совершаемых людьми, принимающих случайности за закономерности, и не просто не умеющих отличить шум от сигнала, но и строящих грандиозные теории на основе этого шума. В принципе, подобные ошибки свойственны всем людям. Стоило нашему дикому предку потереть нос и увидеть, как тут же пошел дождь, и он потратил остаток жизни на разработку сложнейшей системы растирания носа для вызова долгожданного дождя.

 

Нассим Талеб – финансовый трейдер и большинство примеров одураченных случайностью – это финансовые трейдеры и миллионы их клиентов, поверивших в возможность «научных» методов игры на финансовых рынках. Причем сам Талеб занимается торговлей опционами – по моему мнению, это самые бессмысленные и непредсказуемые финансовые инструменты на рынке, но в свете того, как Талеб относится к финансовому прогнозированию и расчету вероятностей, вполне возможно, что них он сумел хорошо заработать.

 

Смысл методики Талеба: человек, который не позволяет быть обманутым случайностью, должен обращать внимание только на долгосрочные тренды, но заработать больше остальных на этом невозможно. Для того, чтобы быть лучше рынка нужно ставить на очень маловероятные, но прогнозируемые события. По сути Талеб покупает опционы и готов продолжительное время терять на них небольшие деньги, но вдруг происходит маловероятное событие, и он не только компенсирует убытки, но и получает солидную премию.

 

На таком же принципе построен единственно надежный способ выигрывать в «Спортлото». Как известно, на выигрыше идет половина (или сколько там?) всех собранных денег, которые затем делятся между теми, кто правильно отгадал 3-4-5 номеров. Чем меньше правильно отгадавших, тем больше денег получают победители. Отсюда вывод – зачеркивать всегда надо самое «маловероятное» сочетание цифр. Например, каждый раз вы зачеркиваете цифры 1-2-3-4-5. Шансы, что выпадут именно это цифры точно такие же, как и у любого другого сочетания, но много ли найдется рационально мыслящих любителей лотереи? Рано или поздно (или вообще не в этой жизни) подобное сочетание действительно выпадет, а так как вы будете единственным «идиотом», то получите сразу весь призовой фонд.

Клаузевиц и Мольтке

История книги Клаузевица «О войне» весьма интересна. Хотя почти сразу после выхода они получила определенное признание в узком кругу военных теоретиков, по настоящему знаменитым Клаузевица сделал Мольтке. Кроме того, что он был убежденным поклонником Клаузевица, Мольтке обладал удивительной скромностью и все свои военные успехи считал лишь умелым применением теории Клаузевица. Во многом благодаря блестящим военным победам Мольтке стало возможным создание в 1871 году Германской империи, в которой он занимал пост начальника генерального штаба. Его постоянные ссылки на Клаузевица (плюс огромный авторитет) сделали свое дело и трактат «О войне» начали читать, хотя понимать Клаузевица очень и очень трудно.

Во-первых, трактат написан настолько тяжелым немецким языком, что многие немцы предпочитают знакомиться с ним в английском переводе. Во-вторых, в целом книга представляет собой черновик. Клаузевиц умер, не закончив работу над ней, а редактировала и готовила к печати книгу его жена, не слишком хорошо разбиравшаяся в военной теории. В-третьих, «О войне» - это труд, выполненный в рамках парадигмы системного мышления и теории сложности, которыми серьезно стали заниматься всего-то лет пятьдесят назад. Естественно, в середине 19 века подобный стиль мышления воспринимался как абракадабра.

Постичь идеи Клаузевица могут только люди, имеющие большой опыт управления в условиях хаоса, непредсказуемости и быстро меняющейся обстановки. Именно поэтому «О войне» сегодня чаще читают не военные, а специалисты по стратегическому менеджменту. Единственный способ понять Клаузевица – это взять его книгу и, несмотря на все трудности, очень медленно, стараясь не упустить ни одной мысли, прочитать ее от начала до конца. Постижение Клаузевица очень похоже на попытки в первый раз увидеть трехмерное изображение на картинах Magic 3D. У одних это получается сразу, другие мучаются неделями. Знакомиться с идеями Клаузевица по учебникам – просто глупость. Конспективное изложение его теории представляет собой набор банальных догм, но ведь сама его система глубоко анти-догматична и является по сути методологией целенаправленного планирования и деятельности в условиях непредсказуемости и хаоса, изложенной на примерах военной практики.

К сожалению, уникальность метода мышления Клаузевица постоянно приводила (и до сих пор приводит) к чудовищному искажению его идей. Например, смысл самой знаменитой фразы Клаузевица «Война – это продолжение политики иными методами», полностью теряет вкладываемый в нее смысл, будучи вырванной из контекста, без системно динамической связи с другими тезисами: «Война – это борцовский поединок» и «Цель любой войны – мир».

А чего стоит книжонка Джека Траута «Маркетинговые войны», каждая глава которой предваряется цитатой из Клаузевица, но излагаются в ней как раз те догмы, которые сам Клаузевиц и разгромил.

Для заинтересовавшихся – Clausewitz Homepage ©

Об облаках и часах

Я считаю, что проблема успешного «пророчества» в маркетинге является центральной и наиболее важной. Все без исключения используемые сегодня инструменты маркетинга будут эффективно работать только в случаях, когда сделанные прогнозы верны.

Для того, чтобы лучше представить себе возможности маркетингового прогнозирования, стоит воспользоваться метафорой об облаках и часах, описанной Карлом Поппером в книге «Объективное знание». Поппер размышляет о философской проблеме детерминизма: если все явления в природе имеют свои причины, то мир представляет собой строго детерминированную машину. Если какой-либо явление кажется нам случайным, то это лишь означает нашу плохую осведомленность о причинах этого явления. Стоит нам докопаться до сути вещей и мы сможем делать идеально точные предсказания, так как сможем математически рассчитать к каким конкретно результатам приведут существующие на данные посылки. Нетрудно доказать, что идея детерминизма по сути свой абсурдна, однако в качестве альтернативы философы видят лишь индетерминизм, т.е. мир, построенный на случайностях, где одна и та причина при всех прочих равных условиях может привести к различным следствиям, что опять же абсурдно.
Карл Поппер предлагает представить себе длинный ряд явлений, на одном конце которого находится облако, а на другой часы. Облако или рой мошек представляет собой внешне полностью хаотичную систему, в которой мошкара перемещается случайным образом. Единственное, что придает рою мошек хоть какой-то упорядоченный вид – это шарообразная форма. Хотя внутри роя мошки перемещаются случайным образом, отлетев от роя на некоторое расстояние, мошка старается вернуться обратно к центру наибольшей концентрации своих собратьев. Видимо, только эту закономерность мы и можем выделить в поведении роя.
С другой стороны располагаются высокоточные часы, сделанные в Швейцарии по последнему слову техники. Поведение часов очень хорошо предсказуемо и не подвержено случайностям. Однако детали даже самых лучших часов несовершенны и часы никогда не будут показывать идеально точное время и никто не сможет дать гарантию, что они никогда не сломаются. Любые предметы и явления могут располагаться на прямой между облаком и часами, более предсказуемые – ближе к часам, более хаотичные – ближе к облаку.

Продолжая философские идеи Канта о том, что человеческое сознание накладывает свои законы на природу, мы можем сказать, что идеальной предсказуемости, как и идеальной случайности в природе не существует, а живут они только в человеческом сознании, также как геометрическая точка или бесконечная прямая.
Перенеся аналогию на маркетинг, нетрудно увидеть, что маркетинг поваренной соли будет очень близок к часам, а маркетинг модной молодежной одежды – ближе к облаку. Соответственно и точность прогнозов будет близка к идеальной в отношении к соли, а в отношении молодежной моды она будет почти равна нулю. Нетрудно догадаться, почему в отраслях с высокой прогнозируемостью спрос на профессиональных маркетологов минимален, а компании, работающих на нестабильных рынках, постоянно в погоне за маркетинговыми талантами.
Понятно, что все не так просто. Во-первых, предсказуемость рынка может зависеть от огромного количества внешних факторов, способных в одночасье повергнуть в хаос даже рынок соли. Во-вторых, рынки могут со временем «перемещаться» по прямой в ту или иную сторону. В-третьих, предсказуемость даже очень хаотичного рынка может повысить, если рассматривать его как открытую систему и понять принципы системных процессов, которые на рынке происходят.