Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Как медитация развивает сострадание


Медитация дает возможность стать более сострадательным в отношениях с окружающими, но это не совсем тот вид сострадательности, как его обычно воспринимает обыденное сознание. Медитация открывает понимание, что все люди, все живые существа и в конечном итоге все живое в мире взаимосвязаны и составляют части одного целого. Сострадание таким образом появляется естественно как ощущение своей связи со всем живым; а значит сочувствовать другим, помогать, понимать, и даже любить – мало чем отличается от сочувствия, понимания, помощи и любви к самому себе.
Буддистская традиция описывает реальное сострадание таким образом. Левая рука действует «сострадательно» в отношении правой, потому что вместе они принадлежат одному телу и делают одно дело. «Эгоистичная» левая рука может растолстеть за счет усыхания правой. Но точно также ее «жертвенность» в отношении к правой закончится ее собственным усыханием. Они должны сострадать друг другу, чтобы вместе быть здоровыми и полезными всему телу.
Далай Лама говорит: «Вы можете быть эгоистичным, но будьте умным эгоистом, а не глупым». Не старайтесь быть приветливым и дружественным по отношению с другими только потому, что так положено, так завещал Будда или это соответствует вашему внутреннему идеалу. Полная осознанность в отношениях сама по себе сделает вас сострадательным человеком без ненужных усилий. Не надо вытягивать цветок из земли – если за ним правильно ухаживать, он вырастет сам.
Исследователи университета Эмори продемонстрировали, что уже после короткого курса медитации метта (сострадания и эмпатии со всем живым) достаточно, чтобы существенно уменьшить уровень выделяемого при стрессе кортизола. Медитация, таким образом, помогает людям лучше справляться со стрессом. Ведь повышенное содержание гормона стресса кортизола ведет к различным сердечным заболеваниям, диабету, деменции, депрессии и раку.
Чтобы снизить уровень кортизола не обязательно даже формально медитировать. Сканирование активности мозга показывает, что возбуждение происходит в одних и тех же областях мозга и когда вы дарите кому-нибудь свою шоколадку, и когда вы ее с благодарностью принимаете. Больным СПИДом, алкоголикам, страдающим старческой депрессией настоятельно рекомендуют становиться волонтерами, бесплатно помогать нуждающимся, быть щедрым. Многочисленные исследования показывают, что волонтерская работа замедляет развитие болезни, делает людей счастливее, здоровее, оптимистичнее.
Collapse )

Харизма: эффект присутствия и медитация


Еще одна сфера жизни, где медитация напрямую оказывает положительное влияние. Оливия Фокс Кабейн в своей книге "Харизма" особо подчеркивает, что важнейшая черта харизматической личности - это присутствие, навык, который можно тренировать практикуя медитацию.
Ниже - отрывок из этой книге, рассказывающий об эффекте присутствия:
...
Замечали ли вы когда-нибудь в разгаре непринужденной беседы, что в процессе участвует лишь половина вашего разума, в то время как другая половина занята чем-то еще? Думаете, собеседник не заметил этого? Если вы целиком не участвуете в общении, то велика вероятность того, что ваши глаза потускнеют, а лицевые рефлексы будут происходить с задержками на доли секунды. Поскольку мозг способен зафиксировать изменение выражения лица всего за 17 миллисекунд, человек, с которым вы говорите,
скорее всего, заметит мельчайшие задержки ваших лицевых реакций.
Нам иногда кажется, будто мы способны фальсифицировать свое присутствие. Мы думаем, что способны притвориться, будто слушаем собеседника. Мы считаем, что до тех пор, пока кажемся внимательными, можем позволить нашему мозгу отвлекаться на другие вещи. Но в итоге оказываемся неправы. Если мы целиком не присутствуем при общении, люди непременно это увидят. Язык нашего тела направляет ясное послание, которое другие люди читают и на которое они реагируют, — по крайней мере, на подсознательном уровне.
У вас, конечно, был опыт общения с теми, кто на самом деле вас толком не слушал. Возможно, эти люди, не слишком заинтересованные в теме беседы, делали вид, будто внимательно слушают, но поступали так по привычке, чтобы не обидеть вас. Так или иначе, но складывалось впечатление, что они не целиком сосредоточены. Что вы почувствовали тогда? Досаду от того, вас игнорируют? Раздражение? Вот что рассказал мне один из студентов во время моих лекций в Гарвардском университете: «Недавно во время беседы с девушкой я явственно ощутил, что она рассеянна и совершенно не сосредоточена на нашем с ней общении. В тот момент я почувствовал обиду, поскольку понимал, что собеседницу не интересует наш разговор, он (и я заодно) для нее второстепенен».
Мало того, что недостаточное присутствие может оказаться вполне заметным, оно также может быть воспринято как неискреннее отношение, эмоциональные последствия которого еще хуже. Когда вас считают лицемерным человеком, почти невозможно добиться доверия, взаимопонимания или преданности. И невозможно быть харизматичным.
Присутствие — это формируемый навык. Как и любую другую способность (от живописи до игры на фортепьяно), вы можете усовершенствовать его путем практических занятий и, конечно же, терпением. Присутствовать — значит ежесекундно осознавать происходящее и вникать в его суть. Это означает обращать внимание на текущие события вместо того, чтобы дать себе погрузиться в собственные мысли.
Теперь, когда вы знаете цену недостающего присутствия, попробуйте выполнить для проверки следующее упражнение. Оно позволит определить степень вашего присутствия. После этого изучите три простых приема, позволяющих немедленно повысить собственную харизму при личном общении.
...

Немного практики: присутствие
Вот несколько методик для сохранения присутствия и сосредоточенности. Все, что вам нужно, — это тихое место, где вы сможете хотя бы на минуту закрыть глаза (стоя или сидя), и какой-нибудь способ отслеживать ход времени.

Читать дальше... http://www.moyavolga.com/#!Харизма-эффект-присутствия-и-медитация/c1ab9/5607d3380cf2f0ed7a236509

5 ПРИЧИН ПОЧЕМУ БУДДИЙСКИЕ МОНАХИ – ЛУЧШИЕ УЧИТЕЛЯ МЕДИТАЦИИ


1. Медитация занимает основную часть времени каждого буддийского монаха. Медитация – основа и фундамент его жизни, путь и цель этого пути одновременно. В некоторых монастырях медитациям отводится до 8-10 часов в день. Естественно, что учиться стоит у тех, кто сам большую часть времени практикует то, чему обучает. Занимаясь практикой десятки тысяч часов, буддийские монахи достигает непостижимого для обычного человека уровня. Нейроисследования тибетских монахов показывают, что медитация позволяет им со времени достигать невероятной пластичности мозга, управлять сложными нейропроцессами, добиваться тотальной концентрации и осознанности.

2. Монахи следуют практикам и традициям медитации, проверенным уже более двух с половиной тысяч лет. Хотя многие с усмешкой смотрят на странные одежды буддийских монахов, их колокольчики или пение мантр, - все это лишь традиция, за которой надо увидеть суть. Буддизм использует только техники и методики медитации, которые прошли проверку столетий, позволили избавиться от страданий и достичь пробуждения миллионам людей. Буддисты верны правилу: «Не надо исправлять то, что не сломано». Новейшие технологии и модные практики приходят и уходят, а древние традиции остаются. Им верны просто потому, что они неизменно доказывают свою эффективность.

3. Большинство монахов обладает харизмой «вошедших в поток», которая вдохновляет и направляет студентов. Вошедшими в поток в буддизме часто называют людей, которым удалось благодаря медитации хотя бы краешком глаза увидеть мир таким, какой он есть; понять не теоретически, а лично – по какому фундаментальному закону строится эта жизнь, что такое настоящее безграничное счастье. Это невозможно передать словами и хоть как-то объяснить тем, кто не почувствовал это сам. Мудрые говорят: «Палец, показывающий на луну, - это не луна». Уже с первых секунд общения с вошедшими в поток любой почувствует невероятную харизму и обаяние этих людей. Общаясь с вами, они тотально присутствуют только здесь и сейчас. Никого кроме вас для них в эту секунду не существует, и они будут разговаривать с вами без каких-либо предубеждений, шаблонов, стереотипов. Почувствовавший эту харизму человек, вдруг чудесным образом раскрывается, начинает видеть все лучшее в своем сердце, способен отбросить (хотя бы ненадолго) тот мусор, который накопил за годы его беспокойный ум. Находиться рядом с настоящим мастером – это уже сама по себе лучшая мотивация для успешных занятий медитацией.

4. Буддийские монахи бескорыстны и не настроены на коммерческое использование вашей практики. Будда велит людям идти серединным путем: не гоняться за богатствами, но и не лелеять свою гордыню ненужным аскетизмом. Буддийские учителя принимают вознаграждения лишь в том объеме, который необходим им и их общине для существования, без которых они не смогут выполнять свой долг. У знаменитостей, сделавших состояния на продажах курсов йоги и медитации, всегда в методиках будет заложен маркетинговый механизм, подталкивающий людей тратить еще и еще больше. Только буддийский мастер может сказать своему ученику: «Теперь все. Дальше иди сам своим путем.»

5. Вам не нужно обращаться в буддизм, который в большей мере является философией, формой мироощущения счастливого человека, чем религией в обычном понимании этого слова. Один из «секретов» масштабного и быстрого распространения буддизма заключается в том, что буддисты никогда не боролись с местными верованиями, чужими религиями и мировоззрениями. Учение Будды спокойно принимает в себя все, во что верят люди, не стремясь сломать их убеждения, перековать в свою веру, заставить вести чуждый им образ жизни. Сам Будда всегда говорил своим ученикам, чтобы они никогда не принимали его слова на веру, а пытались сами, собственной практикой, личными усилиями проверить верно он говорит или нет. Практиковать медитацию способен каждый и каждый может сам убедиться, ведет ли эта практика к такому же пониманию истины, как у Будды. Непротивление и ненасилие составляют суть передачи дхармы Будды другим людям. Знание, которое буддизм стремится передать – это раскрытие психологического механизма страдания и счастья, и это знание ближе к науке, чем к слепой религиозной вере. Почувствовать это самому можно только через медитацию.

Информацию о курсе медитации для начинающих в буддистском монастыре Гарраф можно на сайте www.buddistmonastery.com

Отрывок из книги Келли Макгонигал "Сила воли: как развить и укрепить"



Эволюции потребовались миллионы лет, чтобы создать префронтальную кору, которая умеет все, что нам, людям, нужно. Пожалуй, в нас говорит жадность, но можем ли мы улучшить самоконтроль, не проводя еще миллион лет в ожидании? Если изначально человеческий мозг силен в самоконтроле, что можно сделать сейчас, чтобы усовершенствовать стандартную комплектацию?

Испокон веков или по крайней мере с тех пор, как ученые принялись ковыряться в человеческих мозгах, считалось, что структура мозга неизменна. Это дело решенное, а не проект в стадии разработки. Мозг может меняться лишь в одну сторону — слабеть с возрастом. Но за последнее десятилетие нейробиологи обнаружили, что мозг — как жаждущий знаний ученик — поразительно чутко реагирует на любой опыт. Попросите его решать каждый день задачки, и он станет сильней в математике. Попросите его чаще волноваться, и он станет более беспокойным. Попросите сосредотачиваться, и он станет гораздо внимательнее.

Ваш мозг не просто научится лучше выполнять эти задания — он перестроит себя в соответствии с вашим запросом. Какие-то участки мозга уплотнятся, в них появится больше серого вещества — так мускулы наращиваются от тренировок. Например, взрослые, которые обучаются жонглировать, накапливают серое вещество в зонах мозга, отслеживающих перемещение объектов. Кроме того, участки мозга могут обрастать большим числом связей, чтобы быстрее обмениваться информацией. Например, у взрослых, которые по 25 минут в день играют в игры на запоминание, увеличивается объем связей между зонами мозга, ответственными за внимание и память.

Но мозг тренируют не только для того, чтобы здорово жонглировать или помнить, куда положил очки: появляется все больше научных данных в пользу того, что этим способом можно улучшить и самоконтроль. Как выглядит тренировка силы воли для мозга? Ну, можно испытывать силу «Я не буду», расставляя по дому ловушки с соблазнами: шоколадные батончики в ящике для носков, мини-бар с мартини возле велотренажера — а также повесить на холодильник фотографию вашей счастливо женатой школьной пассии. Можно построить собственную полосу препятствий для силы «Я буду» с пунктами, в которых придется пить сок из ростков пшеницы, делать 20 отжиманий и вовремя платить по счетам.

Или можно делать кое-что более простое и менее жестокое — медитировать. Нейробиологи обнаружили, что, когда вы просите мозг медитировать, он учится не только лучше медитировать, но и приобретает целый набор важных навыков самоконтроля, включая внимательность, собранность, умение справляться со стрессом, контроль над импульсами и самосознание. Люди, которые регулярно медитируют, не просто успешней в этих сферах. Со временем их мозг начинает работать как отлаженная волевая машина. У них больше серого вещества в префронтальной коре и в зонах мозга, отвечающих за самосознание.

Чтобы изменить мозг, не обязательно медитировать всю жизнь. Ученые попытались вычислить, какова минимально полезная медитативная доза (мои студенты ценят такой подход к делу: немногие готовы лет на десять засесть в гималайской пещере). Для экспериментов выбрали людей, которые никогда прежде не медитировали — и даже скептично отнеслись к затее. Их обучили простейшим медитативным техникам вроде той, что вы вскоре узнаете. В одном эксперименте всего за три часа медитативной практики у людей улучшились собранность и самоконтроль. По прошествии 11 часов ученые отследили изменения в мозге. У новичков- йогов окрепли нервные связи между зонами мозга, которые отвечают за концентрацию внимания и контроль над импульсами. В другом исследовании восемь недель ежедневной медитативной практики привели к повышению самосознания в обыденной жизни и увеличению серого вещества в соответствующих участках мозга.

Невероятно, как быстро перестраивается наш мозг. Медитация увеличивает приток крови к префронтальной коре примерно так же, как подъем веса увеличивает приток крови к мышцам. Мозг адаптируется к упражнениям, как мышцы, увеличиваясь и ускоряясь, чтобы лучше делать то, что от него требуется. И если вы готовы приступить к тренировкам, эта медитативная техника обеспечит приток крови к вашей префронтальной коре — а значит, мы преуспеем в благом деле ускорения эволюции и извлечем больше пользы из возможностей мозга.

Эксперимент: пятиминутная медитация для тренировки мозга Сосредоточенность на дыхании — простая, но мощная медитативная техника, которая натренирует ваш мозг и увеличит силу воли. Она снижает напряжение и обучает разум справляться с тем, что отвлекает вас изнутри (влечения, тревоги, желания) и снаружи (звуки, образы, запахи). По результатам новейших исследований, регулярная медитативная практика помогает людям бросить курить, сбавить вес, отказаться от наркотиков и не напиваться. Каковы бы ни были ваши испытания сил «Я буду» и «Я не буду», эта пятиминутная медитация вам точно пригодится.

Читать дальше...  http://www.moyavolga.com/#!ОТРЫВОК-ИЗ-КНИГИ-СИЛА-ВОЛИ-КАК-РАЗВИТЬ-И-УКРЕПИТЬ/c1ab9/5578360f0cf2e4994fbdc045

Делает ли медитация неудачников?

Существует стойкое предубеждение, будто занятия медитацией могут повредить карьере или учебе, так как подавляют амбициозность и инициативу, делают людей созерцательными, пассивными и равнодушными к достижению внешних целей. Медитация прочно ассоциируется с буддизмом, образ которого, сразу приходящий из памяти, - это сидящий под деревом бодхи в позе лотоса человек, полностью погруженный в свой внутренний мир. Вряд ли сегодня найдется много людей, которые видели бы в этом свою жизненную цель.

Именно по этой причине, в книгах и лекциях о медитации авторы постоянно стараются заменить слово «медитация» на другие, менее обремененные буддизмом, например, осознанное внимание, осознанность, направленная концентрация, якорное дыхание, контроль над мысленным потоком и пр. «Я занимаюсь на курсах осознанного внимания высшей ступени» звучит гораздо амбициознее, чем «Я практикую выключение ума методом медитации», хотя по сути это одно и то же.

Медитация позволяет увидеть трезвым взглядом непредвзятого наблюдателя все то, что происходит в голове. Она открывает истинные причины мотивации – приемы и программы беспокойного ума, с помощью которых он управляет вашим поведением. Осознанность дает возможно не «цепляться» слепо и эмоционально за все те «морковки», которые предлагает мир внешних возможностей. Она также позволяет избавиться от страданий и боли, когда вместо ожидаемой морковки человек получает удар хлыстом по своим амбициям, самомнению, карьерным ожиданиям.
Карьерист очень похож на алкоголика – его неудержимо тянет к радости и эйфории, которую он на время испытывает, достигнув своих целей в зарплате, должности, престиже, наградах. Только практикующий медитацию не пойдет на любой риск ради источника эйфории – заветной бутылки водки. Он также не будет испытывать мук похмелья, и белая горячка не станет его посещать.

Вряд ли кто назовет жизнь Стива Джобса, основателя компании Эппл и создателя iPad и iPhone, карьерой неудачника. Но известен он был не только как сверхуспешный бизнесмен, но и как фанатично практикующий медитацию дзен буддист. Как могла сочетаться в нем медитативная отрешенность и коммерческая прозорливость, внутренняя самодостаточность и финансовый успех?

«Суть моего секрета – не цепляйтесь к результату, не идентифицируйте свою работу с результатом, не считайте деятельность по достижению цели чем-то вторичным по отношению к самой цели», - говорил сам Джобс.
Вы работаете над созданием великого по своей новизне и возможностям гаджета и вам хочется, чтобы публика приняла его на «ура», чтобы раскупала миллионами коробок и использовала при любой возможности. Вы нанимаете лучших маркетологов, пиарщиков, даете интервью, организуете презентации, стараетесь, чтобы как можно больше людей узнали о вашей новинке. Однако вы не в состоянии контролировать изменчивую внешнюю среду, контролировать рынок и покупателей. Поэтому вы отправляете свой гаджет на рынок, не привязывая свое эго к цифрам продаж, не ожидая ничего и с готовностью принимаете любой исход. Вы не пассивны – вы сделали абсолютно все, чтобы ваше изобретение стало широко известно, чтобы отвечало всем возможным требованиям рынка и потребителей. Однако в вас нет иллюзии, будто все эти ваши усилия дали вам контроль. Нет. События в жизни происходят, а вы делаете все возможное от вас лично, и спокойно наблюдаете за реакцией. Грандиозный успех? Отлично! Провал? Ничего страшного! Нужно еще поработать? Просто прекрасно! Осознанный человек принимает любой результат, он не привязан к результату.

Наградой для осознанного человека всегда будет радость и счастье, которое он испытывал в процессе творения. Процесс творчества и есть величайшее наслаждение. Успех может быть, а может и не быть, но награда за работу останется всегда – это счастье и радость от самой работы.
Стремиться изо всех сил к достижению цели – это прекрасно, но только при условии, что вы никогда не забываете – мы живем в постоянно меняющейся вселенной, где царит энтропия. Конечный результат вне вашего контроля. Перестаньте концентрироваться на переменных вне вашего контроля, сосредоточьтесь только на том, что вы можете реально контролировать, что зависит от вас. И научитесь отличать одно от другого.

В таком случае, потерпев неудачу, вы не уйдете в депрессию, а просто подымитесь, стряхнете с себя пыль, улыбнетесь и как ни в чем не бывало снова ринетесь в битву. Отклеенность от результата, непривязанность к успеху, реальная осознание своих возможностей и непредсказуемости внешней среды – именно в этом поможет медитация и практика осознанности.
Это состояние называется «мудрость неуверенности». Это не та неуверенность, которая приводит вас в уныние и состояние ступора, когда вы еще ничего и не сделали. Это мудрая неуверенность, которая состоит в понимании, что вы не волшебник, имеющий контроль над всем происходящим в мире. Вы полностью уверенны в том, что сделали все возможное от вас лично, и спокойно наблюдаете, что происходит с внешними факторами, над которыми у вас нет никакого контроля.

Читать дальше...

Медитация и поток реки

Когда мы слышим или читаем, что для практики медитации нам необходимо уметь плыть по течению или отдаться потоку, у многих это вызывает неприятные мысли. Мы привыкли считать, что «плыть по течению» - это не навык, требующий многих лет тренировки, а недостаток, которым страдают ленивые и пассивные неудачник. Человек успешный должен уметь плыть против течения и гордиться этим. И хотя человек, бегущий в метро вверх по эскалатору движущемуся вниз, уважения не вызывает, эта метафора вызывает в основном положительные ассоциации.
Но давайте посмотрим на этот процесс осознанным взглядом? В реке, которая называется наша жизнь, мы даже не заметим ее настоящего потока. Вместо него мы увидим покрывающую все пространство человеческую массу, где каждый стремится подплыть поближе к тому, в чем видит радость и счастье, и оттолкнуться подальше от всего, что ассоциируется с болью и страданием. Поверхности воды нет – есть только брызги и пена от движений рук и ног тысяч людей.
Видим ли мы поток реки? Да, этим потоком мы называем вектор, по которому движется основная людская масса, но этот вектор может вообще не иметь никакого отношения к речному потоку. Не река его создает, а люди. Плыть по течению здесь означает – плыть туда же, куда стремится большинство. Но в этой реке грести против течения – тоже не великая заслуга. Вы просто гребете в противоположном от большинства направлении. Туда, куда вы движетесь – это не заданная вами лично цель, а цель, которую вам задало то самое презираемое вами большинство. Вы просто поставили к их направлению знак «минус», но ваша полная зависимость от мнения «массы» осталась той же.
Как медитация помогает увидеть истинный поток реки, реальное направление ее движения? Вы просто становитесь наблюдателем и свидетельствуете, что происходит с вами и что происходит с окружающими вас людьми. Вы ни к кому не присоединяетесь и вы никого не отталкиваете. Вы не плывете пассивно в направлении, заданном большинством, но и не отталкиваетесь отчаянно от них в противоположном направлении.
И только сейчас перед вами открывается чудесная возможность – вы начинаете воспринимать направление течения реки, течения жизни, движения дхармы, если вам ближе это слово. Сначала бесстрастный и бдительный наблюдатель замечает, что всех без единого исключения людей река несет в одном и том же направлении, куда бы и с какой бы силой они сами не пытались грести. Течение реки сильнее любого из нас в отдельности и всех вместе взятых. Подчиниться реке – высшее достижение осознанного человека, пытаться плыть против ее течения – бескрайняя глупость.
Второе наблюдение осознанного медитирующего – хотя мы и видим, что поверхность реки покрыта сплошным слоем человеческих умов. Хотя и кажется, что река – лишь бурление, брызги и пена, но это лишь тонкий слой на поверхности. Бурлит река только там, где бултыхаются человеческие тела. Чем глубже мы видим реку, тем меньше там бурления, хаоса, мусора, и тем больше спокойствия, уверенности, покоя и безмятежности.

Медитационный ретрит в Европе на выходные

У нас появилась уникальная возможность организовать группу студентов для обучения медитации в буддистском монастыре Дель Гарраф, который находится недалеко от Барселоны (Испания). Настоятель монастыря, который будет проводить этот курс сам – известный учитель Джамьянг Таши Дордже Ринпоче. Он является личным другом Далай Ламы и его миссия заключается в том, чтобы нести духовное совершенствование посредством буддийской медитации в Европе под защитой традиции Гелуг.
Среди его учеников многие члены королевских семей Европы, известные деятели бизнеса, культуры, искусства. Беседы с Учителем успокаивают хаотичный ум, вносят покой в душу, излечивают от болезней и страданий.
Почему в Европе? – спросите вы. Курсы рассчитаны на занятых людей, европейцев, которые не имеют времени и возможности уехать даже на 10-дневный медитационный ретрит в Тибет или Индию.
Этот ретрит очень короткий – всего два-три дня на выходные, но принесет он огромную пользу каждому, кто стремится избавиться от стресса и обрести уверенность в своих силах, стремится к духовному совершенствованию.
Если вас заинтересовало это предложение и вы готовы его рассмотреть подробнее, пошлите на адрес info@rodygina.com запрос на буклет для этого курса, где будет изложена краткая история монастыря, биография Учителя, а также программа курса и стоимость проживания.

Человек, который придумал шопинг



Мало кто знает, что фактически все основные элементы и маркетинговые приемы, с которым мы встречаемся в любом крупном современном торговом центре, были придуманы, внедрены и усовершенствованы в начале 20-го века всего одним человеком по имени Гарри Селфридж (Harry Selfridge). Само слово «торговый центр» было придумано им.

В розничной торговле он начинал свою карьеру с самого низа – помощником приказчика в универмаге Маршал Филд в 1879, но уже буквально за несколько лет быстро продвинулся до уровня управляющего. Секрет его успеха – невероятная энергия, изобретательность и умение быстро внедрять в торговлю свои маркетинговые находки, каждая из которых неизменно приносила резкий рост доходов и прибыльности. Когда, будучи уже богатым человеком, в возрасте 50 лет он переехал в Лондон, в США он был уже легендой. В Лондоне он осуществляет свою давнюю мечту – построить огромный современный торговый центр, в котором были бы полностью воплощены все его замечательные идеи. В Англии его поначалу подняли на смех – никто не верил в успех этого «американского монстра», - но успех оказался грандиозным. Именно благодаря торговому центру Селфридж (он носит это имя до сих пор) Оксфорд-стрит стала главной торговой артерией города.

 

Collapse )

Чарльз Диккенс об американцах и Америке

 

      Перечитал недавно "Американские записки" Диккенса. Далее - несколько забавных отрывков. Любопытно, что написана книга в 1842 году, примерно в то же время, что и записки де Кюстина о России.


Поскольку Вашингтон можно считать центром табачного слюноизвержения, пора мне сознаться начистоту, что распространенность этих двух отвратительных привычек – жевать и плевать – стала казаться мне к этому времени явлением далеко не из приятных, попросту говоря – отталкивающим и тошнотворным. Этот мерзкий обычай принят во всех общественных местах Америки. В зале суда судья имеет свою плевательницу, секретарь – свою, свидетель – свою н подсудимый – тоже свою; и присяжные заседатели и публика обеспечены ими в таком количестве, какое нужно людям, самой своей природой побуждаемым безостановочно плеваться. В больницах надписи на стенах призывают студентов-медиков извергать табачный сок в специально предназначенные для этой цели ящики и не загрязнять лестниц. В общественных зданиях тем же способом обращаются к посетителям с просьбой сплевывать свою жвачку или «кляп», как назвал ее один джентльмен – знаток такого рода лакомств, – не на подножия мраморных колонн, а в казенные плевательницы. Кое-где этот обычай неотъемлемо связан с каждой трапезой, с каждым утренним визитом и со всеми проявлениями общественной жизни. Чужестранец, который последует моему маршруту и приедет в Вашингтон, обнаружит здесь этот обычай в полном расцвете и блеске, во всей его пышности и устрашающей бесцеремонности. И пусть он себя не убеждает (как я пытался однажды, к своему стыду), будто туристы, побывавшие здесь ранее, преувеличивали распространенность этого обычая. Он сам по себе такое преувеличенное свинство, что дальше некуда.

Collapse )
 
*   *   *
 
Сенат – орган почтенный и благопристойный, и в его заседаниях больше торжественности и порядка. Обе палаты убраны прекрасными коврами, но невозможно описать, в какое состояние они приведены благодаря всеобщему невниманию к плевательницам (которыми снабжены все государственные мужи) и какие необычайные усовершенствования внесены в рисунок этих ковров брызгами и струйками, разлетающимися по всем направлениям. Могу лишь заметить, что я настоятельно советовал бы иностранцам не смотреть на пол, а если им случится уронить что-либо, будь то даже кошелек, ни в коем случае не поднимать его голыми руками.
 
Вид стольких благородных джентльменов с раздутыми щеками кажется поначалу зрелищем в своем роде примечательным, и оно не становится менее примечательным, когда вы обнаруживаете, что опухоль эта происходит от солидной порции табаку, которую они ухитрились засунуть за щеку. Довольно странно видеть также, как почтенный джентльмен откидывается в своем покойном кресле, кладет ноги на стоящий перед ним письменный стол, отрезает перочинным ножом изрядный «кляп» от пачки жевательного табаку и, подготовив его для употребления, выбрасывает старую жвачку изо рта, как пробку из духового ружья, а на ее место закладывает новую.
 
К своему удивлению, я заметил, что даже заядлые старые жевальщики, обладающие большим опытом, не всегда являются меткими стрелками; это заставило меня несколько усомниться во всеобщем умении американцев обращаться с огнестрельным оружием, о чем мы столько наслышались в Англии. Меня посетили несколько джентльменов, и за время беседы им не раз случалось не попасть в плевательницу с расстояния в пять шагов, а один (но он несомненно был близорук) принял закрытое окно за открытое на расстоянии трех шагов. В другой раз, когда я был в гостях и сидел перед обедом с двумя дамами и несколькими джентльменами у огня, один из нашей компании шесть раз недоплюнул до камина. Впрочем, я склонен думать, что он вовсе и не метил в камин, поскольку перед решеткой лежала белая мраморная плита, которая была удобнее и, возможно, больше подходила для его намерений.
 
*   *   *
 
Одно из двух примечательных обстоятельств нашего путешествия несомненно связано с той категорией людей, которые ездят на таких судах. Либо они никак не могут угомониться и вовсе не спят, либо они плюются во сне, странным образом мешая реальный мир с воображаемым. Целую ночь напролет – и из ночи в ночь – на канале разыгрывался настоящий шторм или буря плевков; как-то раз мой пиджак оказался в самом центре урагана, созданного пятью джентльменами (и продвигавшегося вертикально, в строгом соответствии с теорией Рейда о законе штормов), так что на другое утро, прежде чем надеть его, я вынужден был разложить пиджак на палубе и оттирать водой.
 
Поскольку в нашем повествовании мы еще не дошли до Питтсбурга, могу заметить, что завтрак на судне был, пожалуй, наименее аппетитной трапезой, ибо в дополнение ко всяким острым ароматам, источаемым помянутыми яствами, от устроенной рядом стойки исходили пары джина, виски, бренди и рома, к которым явственно примешивался застоялый запах табака. Многие пассажиры (понятно, джентльмены) не особенно заботились о чистоте своего белья, которое подчас было таким же желто-бурым, как ручейки, вытекшие у них из уголков рта, когда они жевали табак, да так и засохшие. К тому же воздух еще не успевал очиститься от запаха, порожденного тридцатью только что убранными постелями, о которых время от времени более настойчиво напоминало появление некоей дичи, не числящейся в меню.
 
Каким бы средством передвижения мы ни пользовались, везде американцы по части личной чистоплотности и общей гигиены отличались крайней неряшливостью и неопрятностью, и я склонен думать, что немало болезней проистекает отсюда.
 
Все пассажиры на редкость угрюмы, и кажется, что их гнетут какие-то невероятные тайны. Ни разговоров, ни смеха, ни веселья, никакого общения – кроме совместного слюноизвержсния, да и то молча, когда все соберутся у печки после очередного принятия пищи. Все тупо и вяло садятся за стол; напихивают себя пищей, точно завтраки, обеды и ужины существуют лишь для выполнения природных потребностей и не могут служить ни увеселением, ни удовольствием, и, проглотив в угрюмом молчании еду, угрюмо замыкаются в себе. Если бы не это животное утоление потребностей, можно было бы подумать, что вся мужская половица компании – унылые призраки бухгалтеров, скончавшихся за рабочим столом, – так они похожи на людей, утомленных делами и подсчетами. Гробовщики при исполнении служебных обязанностей показались бы весельчаками рядом с ними, а закуска на поминках, в сравнении со здешней едой, – настоящим пиршеством.
 
Публика, надо сказать, подобралась вся на одно лицо. Никакого разнообразия характеров. Едут примерно по одним и тем же делам, говорят и делают одно и то же и на один и тот же лад, следуя одной и той же скучной, безрадостной рутине. За всем этим длинным столом едва ли найдется человек, хоть чем-то отличный от своего соседа.
 
Если бы нашими сотрапезниками были здоровое веселье и хорошее настроение, я мог бы макать корку хлеба в воду фонтана вместе с бродячим музыкантом Лесажа и радоваться такому приятному времяпрепровождению; но сидеть рядом со столькими себе подобными тварями, превращая утоление жажды и голода в какое-то деловое предприятие; наспех, подобно йэху, опустошать свою кормушку, а затем угрюмо красться прочь; видеть, что в этом общественном таинстве не осталось ничего, кроме алчного удовлетворения животных потребностей, – все это глубоко противно моей природе, и я совершенно убежден, что воспоминание об этих похоронных трапезах будет преследовать меня всю жизнь, как страшный сон.
 
*   *   *
Хотя кучеров здесь меняют часто, облик их остается неизменным. Кучер всегда грязен, угрюм и молчалив. Если у него и есть какие-то достоинства, морального или физического свойства, то он обладает поистине удивительной способностью скрывать их. Он никогда не заговорит с вами, хоть вы и сидите с ним рядом на козлах, а когда вы сами с ним заговорите, он ответит односложно или совсем не ответит. Он ни на что вам не укажет по дороге, да и редко на что посмотрит, ибо, судя по его виду, ему все это бесконечно надоело, как и жизнь вообще. Нет чтобы почтить вниманием карету – его, как я уже говорил, интересуют только лошади. Карета же для него существует лишь постольку, поскольку она к ним припряжена и катится следом на колесах; а что в ней кто-то сидит, это его и вовсе не касается. Иногда к концу длинного перегона кучер вдруг затянет откуда-нибудь с середины этакую несуразную песню в своем вкусе; лицо его при этом не участвует в пении, поет только голос, да и то не часто.
 
Он вечно жует и вечно сплевывает и никогда не затрудняет себя употреблением носового платка. Последствия этого для пассажира на козлах, особенно если ветер дует в его сторону, не слишком приятны.
 
Наш хозяин, красивый мужчина средних лет, был к нам очень внимателен и старался всячески угодить; приехал он сюда из Новой Англии, где он «рос и воспитывался». Если я и упоминаю о том, как он без конца входил и выходил из комнаты, не снимая шляпы, и, в том же виде, презрев условности, останавливался побеседовать с нами, а потом разваливался у нас на диване, вытаскивал из кармана газету и принимался ее читать в свое удовольствие, – то лишь отмечая это как черты, свойственные обитателям Америки, а вовсе не жалуясь и не желая сказать, что мне это было неприятно. Подобное поведение у нас на родине меня безусловно бы оскорбило, потому что у нас это не принято, а раз так, то это следовало бы расценить как наглость; но здесь у этого простого американского парня было лишь одно желание – порадушнее и получше принять гостя, и я не вправе, да, сказать откровенно, и не склонен рассматривать его поведение, исходя из наших английских мерил и правил, как я не стал бы, скажем, ссориться с ним из-за того, что он не вышел ростом и не может быть зачислен в гвардию гренадеров.
 
*   *   *
На Столовой скале имеется коттедж, принадлежащий какому-то гиду, где продают разную мелочь на память об этих местах и где посетители расписываются в книге, специально заведенной для этой цели. На стене той комнаты, где хранится сия многотомная книга, висит табличка с надписью: «Посетителей просят не списывать и не цитировать записи и поэтические произведения из хранящихся здесь книг и альбомов».
 
Если бы не это предупреждение, я преспокойно оставил бы их лежать на столах, где они разбросаны с нарочитой небрежностью, как книги в гостиной, и только по смеялся бы вволю над чудовищно-глупыми стишками в рамочке на стене. Однако, прочитав эту надпись, я захотел посмотреть, какие же шедевры она так заботливо оберегает, и, начав перелистывать одну из книг, обнаружил страницы, сплошь заполненные омерзительнейшим и грязнейшим сквернословием, каким когда-либо тешились двуногие свиньи.
 
Унизительно все-таки сознавать, что есть среди людей гнусные пустоголовые скоты, которым доставляет удовольствие оскорблять величайший алтарь Природы, выкладывая у его порога свои грязные мыслишки. А то, что эту пакость собирают на потеху таким же свиньям и держат в публичном месте, чтобы каждый мог с ней ознакомиться, – является позором для английского языка, на котором это написано (правда, я надеюсь, что лишь немногие из этих записей сделаны англичанами),
 
*   *   *
Возвращение в Англию
 
На нашем судне, на баке, ехало около сотни пассажиров – обособленный мирок нищеты; глядя вниз, на палубу, где они прогуливались днем, варили себе пищу и часто тут же ее съедали, мы постепенно научились различать их в лицо, и нас начала интересовать их история; с какими надеждами отправились они в свое время в Америку, и по каким делам ехали сейчас на родину, и как вообще сложилась их жизнь. Плотник, под чьим началом находились все эти люди, сообщал нам по этой части довольно неожиданные сведения. Иной провел в Америке всего три дня, иной – три месяца, а иные прибыли туда последним рейсом этого самого парохода, которым сейчас возвращались домой. Одним пришлось все с себя продать, чтобы заплатить за проезд, и они были едва прикрыты лохмотьями; другим нечего было есть, и они жили за счет доброхотных даяний, а один – это открылось лишь к самому концу нашего плавания, потому что он берег свою тайну и не искал сострадания, – существовал лишь за счет костей и остатков жира, которые собирал с тарелок, когда их носили мыть после обеда в кают-компании.
 
Но главное: правительство будь то монархическое или республиканское – обязано вмешаться и положить конец такой практике, когда поставщики эмигрантской рабочей силы закупают у судовладельцев все междупалубное пространство и сажают на корабль столько несчастных, сколько окажется у них под рукой, на любых условиях, нимало не заботясь о вместимости помещений третьего класса, количестве имеющихся в наличии коек, какого-то отделения друг от друга людей разного пола, да и вообще ни о чем, кроме собственной выгоды. И это еще не самое худшее во всей порочной системе: в районах, где процветают бедность и недовольство, без конца шныряют агенты-вербовщики, получающие комиссионные по числу душ, которые им удастся завлечь; поэтому они чудовищно искажают истину, заманивая доверчивых простецов в тенета еще большей нищеты и рисуя перед ними неосуществимые перспективы жизни в эмиграции.
 
История почти всех семейств, которые плыли с нами, была одна и та же. Накопив кое-что, назанимав, и выпросив, и все продав, что можно, они заплатили за проезд в Нью-Йорк, воображая, что попадут в город, где улицы вымощены золотом; а на поверку оказалось, что вымощены они самым настоящим и очень твердым камнем. Дела идут вяло: рабочие не требуются; работу найти можно, да не такую, за которую платят, и вот они едут назад еще более нищими, чем были прежде. Один из них вез незапечатанное письмо молодого английского ремесленника к своему другу из-под Манчестера: пробыв в Нью-Йорке две недели, он усиленно уговаривал друга последовать его примеру. Один из помощников капитана принес мне это письмо смеха ради. «Вот это страна, Джем, – пишет адресат. – Люблю Америку. Никакого деспотизма – вот что главное. Работа сама просится в руки, а заработки – огромные. Понимаешь, Джем, надо только выбрать, каким ты хочешь заняться ремеслом. Я пока еще не выбрал, но скоро решу. Все никак не надумаю, кем лучше стать: плотником или портным».
</div>

Корпоративная демократия

Если демократия – это такая замечательная вещь для счастья и всеобщего процветания, почему бы не использовать ее в корпоративном управлении? Возьмем, к примеру, Дженерал Электрик. Для начала создадим несколько партий, в которые войдут люди, видящие в борьбе за власть и ее удержании смысл своей жизни. Все, что они должны уметь делать хорошо, это организовывать замечательные шоу для широкой публики и внутренние интриги для своих коллег по партии. Именно они будут бороться за пост СЕО корпорации и места в совете директоров. Совет директоров будет постоянно действующим органом. Кроме принятия общий инструкций, регламентов и бюджета корпорации, он будет также использоваться как трибуна для критики действующей партии власти и всевозможных разоблачений. Естественно, там будут многочисленные комитеты, типа, по маркетингу и продажам, по безопасности, по инновациям, но членам комитетов совсем не обязательно быть экспертами ни в одной из этих отраслей. Естественно, что каждое подразделение и дочерняя компания корпорации имеет свои лобби в совете директоров.
 
Должна существовать собственная судебная система. Независимые корпоративные суды будут иметь, в том числе, право отменять любое решение СЕО и совета директоров.
 
Избирать СЕО и совет директоров должны все акционеры. Никаких паевых фондов, концентрирующих крупные пакеты акций – только индивидуальное голосование. Думаю, что в будущем, вообще отказаться от нормы «одна акция – один голос» и заменить ее на «один акционер – один голос». Естественно, выборам должна предшествовать избирательная компания, в ходе которой оппозиционные партии будут обливать грязью партию власти и обещать увеличение выплат дивидендов, а партия власти будет изо всех сил защищаться. СЕО избирается на срок в четыре года и даже если он работу корпорацию полностью провалит, снять его можно будет лишь через сверхсложную процедуру.
 
Нельзя также забывать о гражданском обществе внутри корпорации. НКО (некорпоративные организации), финансируемые конкурентами, должны всячески защищать права акционеров и разоблачать коррупцию. Кроме того, они должны бороться за права меньшинств – небольших подразделений и филиалов корпорации, которые получают недостаточное финансирование и ущемляются в правах. И вообще, надо поощрять акционеров, чтобы они как можно больше вмешивались в дела корпорации и пытались повлиять на ее деятельность. Это заставит руководителей больше прислушиваться к требованиям простых акционеров и становиться более прозрачными. 

ЗЫ. Хм. Право акционеров на самоопределение? Интересная мысль.